search
Жалобщики АНО «Дозор»: «Готовы стать политическим оружием» 2019-04-10 15:16
С начала 2019 года — под сотню жалоб в петербургском УФАС, только семь — неудачные. В Петербурге работает организация, грозящая стать политическим оружием. DeltaNews узнал, сколько стоит пасквиль на конкурента, зачем сотрудничать со Смольным и причем тут Навальный.

Антимонопольное ведомство тонет в потоке жалоб на госзакупки. С начала года петербургское УФАС получило больше двух тысяч заявок, так что там вновь заговорили о возможности ввести сбор госпошлин. Например, заявителя могут обязать вносить определенный процент от суммы интересующего их конкурса.

Таким образом, антимонопольщики мечтают остановить профессиональных жалобщиков — организации, готовые за деньги «завалить» заказчика вызовами в УФАС, а конкуренту помешать подписать контракт. Лидерами по количеству отправленных жалоб в первом квартале 2019 года можно считать автономную некоммерческую организацию «Дозор».

Согласно СПАРКу, объединение появилось в феврале 2018 года, принадлежит трем предпринимателям — Александру Арсентьеву, Валерию Кашицину и Владимиру Красножону. С этого момента «Дозор» написал 129 жалоб, из которых только 15 признаны необоснованными. В том же году Арсентьев стал бенефициаром ООО «Инвестконсалт».

У общественников есть собственный сайт, на котором они заявляют о своей борьбе с коррупцией и поддержке гражданских инициатив. Также на ресурсе можно найти библиотеку законодательных актов, картотеку поданных жалоб и реквизиты счета для пожертвований.

Первый звонок корреспондента прошел под легендой «обиженной фирмы». Журналист представился бизнесменом, желающим добиться отмены одного из петербургских конкурсов. Интересовала, разумеется, цена вопроса. Впрочем, ответ был такой: «Денег не берем. Надо разобраться в техзадании, присылайте ссылку». Хотя от последующего вознаграждения отказываться не стали, но подчеркнули, что возьмутся за работу на ради денег.

DeltaNews дозвонился до президента организации Александра Арсентьева вновь, но уже в качестве издания.

- Можно вас называть профессиональными жалобщиками?

- Как нас только не называли: и жалобщиками, и безграмотными в техническом плане. Главное — мы боремся за правду. На это, кроме как оскорблениями, никто не реагирует.

- Вы когда-нибудь боролись в закупках в качестве участника?

- Никогда

- Почему?

- Раньше особой необходимости не было. А теперь смысла нет — зачем подставляться, иначе есть соблазн бороться для себя. Я панически боюсь, что у людей будут мнимые параллели, будто мы прикрываемся нашей общественной деятельностью.

- Вы утверждаете, что не берете денег за свои услуги. Почему?

- Если брать, то быть кому-то обязанным. Сейчас мы работаем за идею. Нам не раз уже звонили и предлагали остановить какой-нибудь конкурс. Иногда звонили, как я думаю, из муниципальных округов, на которые мы жаловались. Теоретически я понимаю, что могли бы попросить вознаграждение за свои услуги, консалтинг. Но точно не за подачу жалоб. Иначе против чего мы боремся?

Я 15 лет проработал в банковской сфере до того момента, пока не отобрали лицензию. Осталась обида, поэтому решил проявить гражданскую активность. Возникла мысль создать такой орган, которого бы все боялись — оружие против бюрократов.

- Как вы решаете, что будете жаловаться?

- У меня есть чтец, который заточен на техническую документацию. Он профессионал от бога, знает все тонкости: ГОСТы, СНиПы и прочее. Человек проработал антимонопольщиком, помощником у муниципальных депутатов. Если он говорит, что есть намеки на сговор, то отправляем жалобы в УФАС, иногда в контрольно-счетную палату.

- Какие кейсы вы считаете успешными?

- Мы жаловались по намывным территориям на Васильевском острове (петербургское УФАС 2 октября 2018 года нашло нарушения по закупкам на проектирование уличной и дорожной сети — прим.ред.). Это широко освещалось в интернете. Второе — Законодательное собрание, с которым мы постоянно бодаемся. Жаловались, когда они закупали телевизоры, а затем реставрировали Мариинский дворец. Там, правда, мы проиграли.

- Почему ЗакС? Ваша организация жаловалась на недопуск журналиста Сергея Кагермазова в парламент, назначение помощников Вячеслава Макарова без проведения конкурсных процедур. Со стороны кажется, что это личные счеты.

- Это — масштаб, мало кто решится пожаловаться на закупки такого органа. Иногда на заседаниях муниципалы быстро сдаются, а с ЗакСом сложнее — интереснее. Там уровень подготовки другой, юристы более высокого уровня. Если сравнить наши жалобы против ЗакСа и общую массу, то получится капля в большом море.

- В кулуарах ЗакСа обсуждают связь вашей организации с депутатом МО «Черная Речка» Андреем Заикиным, якобы это он инициировал создание «Дозора».

- Нет, мы просто с ним сотрудничаем, он один из заявителей, кто сообщает нам информацию.

- По данным СПАРК, у вас есть два компаньона по ассоциации. Какую они играют роль?

- Никакой, кроме учредительства. Изначально мы хотели зарегистрировать какой-нибудь фонд по борьбе с коррупцией через Минюст. Возможно, не дай бог, шли веяния от Навального. Но передумали, когда нам пришел ответ, что зарегистрировать могут только в качестве автономной некоммерческой ассоциации. Так они и остались в числе учредителей вместо попечительского совета.


- Почему при упоминании Навального вы сказали «не дай бог». Вы не ассоциируете себя с подобными организациями?

- На самом деле, я боюсь гласности. Лишь в редких случаях гласность и борьба с коррупцией — совместимые вещи. Мы больше рассматриваем вариант борьбы в спокойном, тихом темпе.

- Мне кажется, что обычно, наоборот, власть реагирует на шумные дела.

- А чего хорошего? Вон господин Навальный уголовное дело получил за прежний бизнес, отсидел его брат. Не хотелось бы повторить судьбу ни в какой форме.

- У вас в собственности есть компания «Инвестконсалт», это строительная фирма?

- Нет, она занимается сдачей недвижимости в аренду: офисы, торговые помещения. Это то, на что кормится «Дозор», это наш хлеб: на что мы кушаем, покупаем офисную бумагу, платим секретарю и другим сотрудникам.

- Вы рассчитываете, что «Дозор» станет бизнес-проектом?

- Много вариантов, мы еще думаем над ними. Например, мы могли бы предлагать юридические услуги или стать политической платформой, от которой пойти на выборы. Конечно, хотелось бы зарабатывать деньги на основе той деятельности, которую мы ведем. Если это будет самоокупаться и приносить деньги — вообще прекрасно.

- Сейчас это убыточно?

- Конечно, много уходит на аренду офиса, зарплаты и прочее. Мы беремся за любую информацию, которую нам дают. Расширяем знакомства, недавно договорились с Жилищным комитетом, прорабатываем вариант взаимодействия. Договорились бороться с грабежами ТСЖ. Это чаще всего касается жилых комплексов, где начинаются поборы — там собирают деньги на шлагбаумы, покупают тракторы и оформляют на себя. Договорились, что мы будем искать и им сообщать.

- Как вы относитесь к тому, что в ФАС хочет ввести госпошлины за жалобы?

- Будем тщательнее разбираться в закупках. Если мы уверены, что на 100% правы, то будем оплачивать. Но если такое будет. Пока в ФАС говорят, что с таким жалобщиком как я — ничего не поделаешь. В петербургском УФАС к нам с уважением относятся, чем в областном. Там категорически отказывают в жалобах. Подавали десять — ни одна не признана обоснованной. Основное их объяснение — мы не принимаем участие в закупках, поэтому наши права не ущемлены. Но ничего, и туда пробьемся.


Contact Person Беседовал Алексей Стрельников

Санкт-ПетербургwhatshotФАСwhatshot